Главная » Статьи » Публикации в средствах массовой информации » Газета «Уральский рабочий»

Специальный репортаж Отбросы общества

Отбросы общества

Содержимое свалки — как портрет жителя мегаполиса

Почти каждый день мы выносим мусор. Но задумались ли вы, что с выброшенными бутылками, очистками от овощей или грязными памперсами происходит дальше? Что через тысячи лет обнаружат потомки, когда раскопают нынешние помойки? За ответами «УР» отправился на одну из свалок Свердловской области.

Птицы помоек

Чайки и вороны. Птицы помоек. Огромными стаями, хрипло перекрикиваясь, они кружат над кучами, образующими горы и пещеры. Скопище отходов создает космический пейзаж — безлюдность и тишина лишь добавляют фантастичности. Горький запах гари — от тлеющих помоев — преследует меня и фотографа еще долгое время. И как люди здесь работают?.. Живут? Если следовать общепринятому мнению, свалки — традиционное место обитания людей без определенного места жительства. Да и городские нищие, перебирающие помои в поисках наживы, провоцируют на ожидания.

Вопреки образу маргинала, на мусорных холмах замечаем иные фигуры. Бомжи? Работники свалки? Несколько молодых мужчин южной внешности, выбирая из массы отходов пластик, закидывают его в огромные мешки.

— Эй! Работаете здесь? — останавливаемся неподалеку. Один из них, обернувшись, жмет плечами: «По-русски не понимай!» — и возобновляет монотонную работу. Возможно, парни на официальной основе сортируют отходы для расположенного на территории полигона мусороперерабатывающего комплекса. Или собирают бутылки, чтобы после продать на рынке вторсырья (говорят, достаточно доходный бизнес). Но, может, они — новые «жители» свалки? Если асоциальные личности здесь и не живут (это закрытый и охраняемый объект), дыма без огня не бывает. А горят помойки, как показывает полигон возле Первоуральска, не редко.

Богатый мусор

Полигон на Широкой Речке — одна из двух действующих свалок в районе Екатеринбурга. Та, что в сторону Верхней Пышмы, называется «Северный полигон». Именно сюда мусоросборщики свозят бытовые отходы жизнедеятельности обитателей уральского мегаполиса.

Перед нами пестрая картина из порванных пакетов, полуистлевшего мусора, мебели и тому подобного. Детально разглядеть невозможно — да и зачем? Просто загляните в собственное мусорное ведро. Детальный осмотр содержимого детективы используют в наблюдениях за подозреваемыми; маньяки — в целях сближения с жертвами. И только мы с вами, думая лишь о своем комфорте, легкомысленно выкидываем и средства личной гигиены, и упаковки от любимых продуктов, и милую сердцу, но поизносившуюся одежду. А ведь все это — своеобразный срез того, как живет, чем питается, занимается и интересуется житель города. Как изменилось качество мусора за последние годы? Слово специалисту ЕМУП «Спецавтобаза», в ведении которого находятся полигоны Екатеринбурга.

— Очевидно уменьшение пищевых отходов, газетной макулатуры, стекла, — рассказывает начальник отдела маркетинга Алексей Бланков. — В общей массе увеличилось число упаковки, полиэтиленовой пленки, пластика, алюминиевых банок. Налицо рост благосостояния: если раньше горожане употребляли, к примеру, натуральные и скоропортящиеся продукты, сегодня предпочитают полуфабрикаты или готовое продовольствие.

Как отмечает специалист, по соотношению того или иного мусора можно судить о культуре и образе жизни представителя конкретного населенного пункта. Так, на свалках вблизи маленьких городков Свердловской области преобладают пластиковые бутылки из темного пластика. Из них, как правило, пьют недорогое пиво. В больших городах население потягивает газированные напитки — и на помойках больше светлого пластика. Многие избавляются от печатных библиотек — собрания сочинений Диккенса, Чехова и Ленина меняют на электронные носители. Для утилизации оргтехники, к слову, спецсвалки в регионе нет — сбором и переработкой этого вида мусора занимаются отдельные организации.

Отличается качество утиля и по месту сбора. Жители фешенебельных домов и районов выкидывают в основном упаковки от еды, техники, вещей. Это так называемый «богатый мусор» (упаковка повышает стоимость товара). Зато екатеринбуржцы, в отличие от жителей Каменска-Уральского или Ярославля, приучились складывать мусор в мешки. Это говорит о более цивилизованном подходе горожан.

Отходное дело

Раздельные контейнеры для определенного вида мусора одна моя знакомая наблюдала в Германии еще лет 30 назад. У нас такие в числе 500 штук появились сравнительно недавно — и пока, по словам специалиста «Спецавтобазы», для жителей они не очень привычны. Зачем сортировать отходы по зеленым и оранжевым бакам, недоумевает обыватель, если на свалке все равно все валят в кучу? А вот и нет.

— Мусоросортировочный комплекс, предназначенный для вторичной переработки отходов, заработал на Широкой Речке в 2011 году, — поясняет Алексей Бланков. — На вторсырье идут стекло, пластик, алюминиевая банка и т. п. — около 30—40% общего объема отбросов. Из них делают в том числе стройматериалы, полимерно-песчаные люки, картон, упаковку.

Проблема в том, что не любой мусор может быть переработан: часть полезных отходов, смешиваясь и загрязняясь в общем баке, уже не может быть использована для повторного производства. Для этого и внедряют раздельный сбор. Не перерабатывают и ветошь — что делает, в частности, мусоросортировка в Казани.

Площадь Широкореченского полигона без учета санитарно-защитной зоны — 20 га, северного — 32; срок службы первого рассчитан до 2050 года, второго — до 2030 года. Но хватит ли их территорий до установленных сроков с учетом того, что население все больше потребляет и, соответственно, выбрасывает?

— Срок разложения пищевых отходов — 10 дней, бумаги — 2 года, жестяной банки — около 90 лет, — говорит Алексей Бланков. — Учитывая, что пластиковая бутылка разрушается больше века, полиэтилен — 200 лет, а алюминий и стекло — 500 и 1000, то перерабатывают наиболее вредные отходы, которые, вступая в химические реакции с окружающей средой, загрязняют экологию.

Однако вопрос не столько в том, чтобы мы, подобно европейцам, стали раскладывать очистки-банки-батарейки по ящикам определенного цвета. Сама по себе сфера переработки отходов на Урале, в идеале способствующая уменьшению вырубки леса, снижению потребления электроэнергии и прочему, не настолько развита, чтобы эти процессы имели действие.

ЦИФРЫ

На полигоны ЕМУП «Спецавтобаза» в год попадает около 540 тысяч тонн отходов. Если весь этот мусор погрузить в товарные вагоны, наберется состав длиной 10 тыс. км. Это больше, чем расстояние от Москвы до Владивостока.

СПРАВКА

Как поясняют в пресс-службе ЕМУП «Спецавтобаза», сотрудников для сортировки предоставляет аутсорсинговая компания. В штате работают представители самых разных национальностей. В приоритете — не место рождения человека или его гражданство, а его трудолюбие и ответственность. В качестве спецформы для сортировщиков предусмотрены прорезиненные перчатки и фартуки. Для безопасности и комфортной работы людей кабины сортировки оснащены системами вентиляции, отопления, автоматического пожаротушения, излучения бактерицидными облучателями

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Существует и другой вид раздельного сбора отходов «по фракциям». ЕМУП «Спецавтобаза» при поддержке администрации города проводит эксперимент. На восьми площадках Кировского района установлены контейнеры нового типа для сбора макулатуры и пластиковой бутылки. Благодаря раздельной технологии сбора мусор не теряет потребительских свойств и попадает на переработку чистым. Первые результаты вполне убедительны: всего за неделю собрали 180 кг пластиковых бутылок и почти 2,5 тонны макулатуры.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Сергей БАЖЕНОВ, заместитель директора ИЭ УрО РАН, доктор экономических наук:

- По прикидкам экологов, в нашем крае сегодня накоплено 8,5 мил­лиарда тонн промышленных от­ходов, еще 34 миллиарда тонн – отвалы предприятий горнодобывающей отрасли. Ежегодно в регионе образуется 147 мил­лионов тонн твердых отходов производства. Мусор тоже дает свою весомую «прибавку» - 185 миллионов тонн. Это почти 50 КамАЗов каждый день, хотя чисто коммунальных отходов здесь – не более 10 процентов.

В настоящее время, по данным министерства природных ресурсов региона, в Свердловской области официально зарегистрировано более 600 крупных свалок твердых бытовых отходов. Из них лишь 70 (!) имеют разрешительные документы, остальные же работают со всевозможными нарушениями. Всего в 42 муниципальных образованиях региона разработаны и реализуются программы по обращению с отходами, в которых предусмотрены хоть какие-то меры по рекультивации полигонов, выведенных из эксплуатации, а также по надлежащему оборудованию новых объектов утилизации.

И свалки растут, как на дрожжах. Бесконтрольно, где попало. Как язвы на теле больного человека. Причем в рукотворных промышленных горах сегодня хранятся не только пластиковые бутылки, банки, старая бумага, но и благородные, ценные металлы – скажем, золото, серебро, скандий, платина, магний, медь, германий, а также смертельно опасные для здоровья людей и природы ртуть, цинк, мышьяк…

Полагаю, что дальнейшее и бесконтрольное увеличение отходов производства, мусорного тоннажа – прямая угроза экологической безопасности Уральского региона, мощный удар по экосистеме, здоровью населения. Но можно ли вообще победить мусор?

Система советских предприятий «Вторсырья», как известно, в 90-е гг. прошлого века была развалена. А что появилось взамен? Маломощные, предприятия ТБО (Екатеринбург, Первоуральск), которые при всем желании не способны решить глобальную проблему страны. Для сравнения: вторичная переработка и компостирование бытовых отходов в Германии сегодня составляют 64 процента, в Австрии – 59, в Швеции – 49, в Великобритании – почти 35, а в Российской Федерации – лишь 2-4 процента!

Нынче Госдума решила подготовить поправки в закон об отходах производства и потребления, которые могут быть приняты уже в 2013 году. Но после первого же чтения законопроект «завис» - власти и бизнес не могли найти компромисс. Суть же законопроекта заключается в том, что производители и импортеры в России должны будут нести ответственность за утилизацию товаров, потерявших потребительские свойства. Они могут сами выбирать: утилизировать продукцию самостоятельно или заключить договор присоединения с Национальным объединением саморегулируемых организаций (СРО) - операторов по обращению с отходами. Этот институт заменил бы лицензирование.

Второй уровень должен быть представлен некоммерческой организацией, объединяющей не менее 50 процентов таких операторов. Она могла бы управлять специальным резервным фондом, в который будут поступать утилизационные сборы. Вырученные средства пойдут на создание инфраструктуры и частичную оплату утилизации отходов. Размер утилизационного платежа и порядок его ввода будет устанавливать Правительство РФ. На цене товаров, что важно, введение сбора практически не отразится, поскольку он будет рассчитываться не от стоимости товара, а от цены упаковки. Главное – нужно начать что-то делать конкретно…

Категория: Газета «Уральский рабочий» | Добавил: Slavik (13.03.2015)
Просмотров: 279
Всего комментариев: 0
Контактная информация
Адрес.
Адрес: 620027, Екатеринбург, улица Пушкина, 10



Телефон +7 (343) 304-79-00
naukaservis@rambler.ru
Как добраться